Почему взорвали Крещатик 24 сентября 1941 года. Подлинная история

11 июля 1941 года, через несколько дней после начала войны (22 июня), началась героическая и, в то же время, трагическая оборона Киева. После 70 дней ожесточенных боев, 19 сентября, немцы заняли Киев. Через 5 дней – 24 сентября 1941 года — был взорван Крещатик. А еще через 5 дней в Бабьем Яру было уничтожено около 150 000 человек, главным образом, евреев. Как это произошло, на самом деле?

После того, как стало ясно, что Киев не удержать, инженерные части 37-й армии, которой командовал генерал-лейтенант Андрей Власов, (будущий предатель и создатель Русской освободительной армии – РОА) вместе с инженерными подразделениями войск НКВД начали работы по минированию столицы Украины, в соответствии с призывом  И.В.Сталина ко всенародной борьбе с немецко-фашистскими захватчиками.

Минировали, практически, все важные объекты жизнеобеспечения: электростанции, водопровод, объекты железнодорожного транспорта, мосты через Днепр и подступы к ним, почтамт, телеграф, АТС, все крупные административные здания, Успенский собор Киево-Печерской лавры, музей Ленина, оперный театр, отдельные большие жилые дома. Софийский собор от уничтожения спас директор Софийского заповедника Алексей Повстенко, ответивший минерам, что в «Софии» нет подвалов, куда можно было заложить взрывчатку.

Примерно, в середине дня, 24-го сентября 1941-го года в помещении «Детского мира» на углу Крещатика и Прорезной, 28/2, куда население, по приказу оккупационных властей, сдавало радиоприемникираздался мощный взрыв. В этом доме разместилась немецкая комендатура. От детонации сработали взрывные устройства в соседних домах, в частности, в гостинице «Спартак» (Крещатик, 30/1). В результате взрыва здания погибло около 300 немцев, несколько десятков автомашин и началась колоссальный пожар, который длился несколько дней.

Газета «Украинское слово», выходившая в оккупированном Киеве, в частности, написала: ««Ночью киевляне наблюдали большое кровавое зарево, которое не утихало, а неустанно разрасталось. Большевики разрушили водопровод. Пожар гасить было невозможно. В то время огонь был хозяином – он пожирал и уничтожал дом за домом.

Сгорели 5 лучших кинотеатров, театр юного зрителя, театр КОВО, радиотеатр, консерватория и музыкальная школа, центральный почтамт, дом горсовета, 2 крупнейших универмага, 5 лучших ресторанов и кафе, цирк, городской ломбард, 5 крупнейших гостиниц («Континенталь», «Савой», «Гранд-отель» и др.), центральная городская железнодорожная станция (билетные кассы), дом архитектора и ученых, 2 пассажа, типография, 8-я обувная фабрика, средняя школа, свыше 100 лучших магазинов.

Погибло много библиотек, интересных документов, ценных вещей. Например, в Киевской консерватории сгорел большой орган и порядка 200 роялей и пианино».

Как произошел столь масштабный диверсионный акт? На самом деле, это была только одна составная часть широкомасштабной операции Генштаба Красной Армии под названием «Западня». Вторая часть этого замысла была реализована 14 ноября в Харькове, когда при взрыве дома по ул.Дзержинского, 17 погиб командир 68-й пехотной дивизии 6-й армии генерал-майор Георг Браун и множество офицеров.

Взрывы в Киеве и Харькове были осуществлены радиоуправляемыми фугасами БЕМИ, конструкции инженера В.И. Бекаури, который еще с 1920-х годов занимался конструированием, как бы сейчас сказали, телеуправляемого оружия — радиоуправляемых самолетов, танков, подводных лодок, торпедных катеров и, в частности, радиоуправляемых мин.

Сигнал на подрыв мин, заложенных на Крещатике,  пришел от радиостанции, расположенной в нескольких сотнях километров от Киева. Общее руководство этой операцией осуществлял знаменитый диверсант И.Г.Старинов.

Подрыв Крещатика имел печальные последствия: фашистские оккупационные власти, использовали ее, как повод для акции по «окончательному решению» еврейского вопроса в Киеве. Взрывы, пожары, хаос, обстановка беды, страха, возмущения и подозрения дали нацистам повод для проведения однократной крупномасштабной истребительной операции по уничтожению евреев в Бабьем Яру 29-30 сентября 1941 года.

В одной из докладных записок на имя начальника Главного управления имперской безопасности рейха Рейнхарда Гейдриха, руководитель гестапо, «папаша Мюллер» писал:: «Недостача жилья, особенно в Киеве, в результате больших пожаров и взрывов была ощутимой, однако после ликвидации евреев ее удалось устранить благодаря поселению в квартиры, которые освободились».




Комментарии и пинги закрыты.

Комментирование закрыто.